Гречиха и АМАК-система

 

В западных отрогах Гималев много тысяч лет тому назад росла и растёт по ныне дикое растение гречиха. Растёт себе и растёт на высоте четырёх с половиной тысяч метров, несмотря на то, что и морозы лютые бывают в тех краях, и ветра дуют сильные. Прорастёт в гималайской земле гречишное зёрнышко, появится стебель, листья, а через две-три недели – и первые цветы. Переопылят эти цветы ветер да пчёлы, и появятся первые гречишные зёрна. Порывы ветра или струи дождя собьют первые зёрна, упадут они на землю, а там – кому как повезёт. Какие-то зёрна достанутся мышам да птицам, другие – забьются в тёмные щели земли и будут ждать своего часа продолжить гречишный род. Вслед за первыми цветами чуть выше на стебле появятся новые цветы, и с ними произойдёт то же самое, что и с первыми. Потом на «третьем этаже» стебля появятся ещё цветы – и с ними произойдёт то же самое, что и с первыми, и вторыми цветами. Всё лето до самых холодов на одном стебле гречихи будут появляться всё новые и новые цветы, их будут переопылять ветер и пчёлы, в течение всего лета будут последовательно осыпаться зёрна – продолжатели гречишного рода. На одном стебле может быть три тысячи цветов! Если гречиха растёт в идеальных условиях, то одно проросшее зёрнышко может дать за лето три тысячи зёрен! Вот такой плодовитой оказалась дикая гречиха. Именно поэтому примерно пять тысяч лет тому назад люди принялись окультуривать её и выращивать на своих полях.

 

Первое, что не понравилось земледельцам, выращивающим гречиху, – это то, что у неё нет чёткого и одновременного созревания всех зёрен. У всех «нормальных» растений есть, а у этой, видите ли – нет. Почти всё лето она цветёт и плодоносит, и не знаешь когда устраивать «уборочную страду». И начали земледельцы «выламывать ей руки», заставлять расти не так, как она привыкла, а так, как удобна им – земледельцам. Попросту говоря, начали издеваться над гречихой (по научному – заниматься селекцией). Коллекция Всероссийского НИИ растениеводства содержит более двух тысяч образцов семян гречихи, которую селекционеры пытались сделать такой, как им хочется. Но как они ни старались, на сегодняшний день так и не удалось создать сорт гречихи с единым фиксированным временем созревания зерна. Не хочет гречиха идти на поводу у земледельцев, не хочет поддаваться. Не хочет.

 

Второе, что не устраивало земледельцев в гречихе, – это то, что она требовала для своего роста много воды. Выяснили, что для получения одной тонны зерна гречихи, она должна «выпить» почти 600 тонн воды – 600 кубометров. Не многовато ли? И стали селекционеры выводить засухоустойчивые сорта гречихи, чтобы укротить аппетиты водолюбивой гречихи. Что-то, конечно, удалось сделать селекционерам, но получить сорт, который бы пил меньше воды, чем 578 кубометров воды на каждую тонну зерна пока не удалось.

 

Третье, что не нравится земледельцам в гречихе, – это жесткие требования к состоянию почвы. Почва должна быть рыхлой, обеспечивающей оптимальный для корней гречихи водный и воздушный режимы. А как соблюсти эту «рыхлость», если по гречишным полям туда и сюда снуют трактора с прицепами, комбайны, зерновозы и прочая техника? Не возможно это. Не летать же технике над гречишными полями.

 

Как ни издевались над гречихой земледельцы, а она и по сей день растёт и развивается так, как делала многие тысячи лет тому назад на западных отрогах Гималаев. Живёт и развивается так, как ей удобно и как она привыкла. А именно: урожай она даёт почти всё лето (а не в «уборочную осеннюю страду»), требует 600 кубометров воды на выращивание каждой тонны зерна, нуждается в рыхлой почве, никем и ничем не утрамбованной. Если дикой гречихе предоставить всё, что она требует, она даст урожай в 20 тонн зерна с гектара – если собрать все зёрна. А вот как земледельцу собрать все зёрна – вопрос, конечно, интересный.

 

В существующей тракторной системе земледелия (на основе тракторов, комбайнов, зерновозов и т. д.) получить урожай гречихи в 20 т/га невозможно в принципе. Во-первых, невозможно получить рыхлую почву, так как гречишные поля многократно бороздят и уплотняют своими колёсами многочисленные трактора, прицепы, комбайны и другая техника. Во-вторых, невозможно обеспечить необходимый водный режим, так как орошать гречиху надо, в основном, в период цветения, а он длится почти всё лето. Можно было бы применять дождевальные машины, но их земледельцы почему-то не применяют (вероятно, из экономических соображений). В-третьих, убрать гречиху комбайном можно только один раз и, как правило, – осенью, а к осени остаётся только часть зёрен, поскольку созревшие до осени зёрна будут сбиты ветром и дождём на землю и безвозвратно потеряны для урожая в целом. За всю историю выращивания гречихи за пять тысяч лет ещё ни разу не удалось в открытом грунте получить урожай в 20 т/га. Ни разу! И вряд ли когда-нибудь у тракторного земледелия это получится. Для сведения: средняя урожайность гречихи в России в 2015 году составила 0,97 т/га (нет и одной тонны на гектар), мировой рекорд – 5,75 т/га (Россия, Калининградская область, Ю. М. Лужков).

 

Наука и техника не стоят на месте. «Если гора не идёт к Магомету, то Магомет должен пойти к горе» – гласит народная мудрость. Если не удаётся заставить гречиху походить на пшеницу и в одночасье выдавать «на-гора» всё выращенное зерно, то надо придумать такую технику, которая позволяла бы в течение всего лета многократно собирать выросшие зёрна, поливать растения в течение всего вегетационного периода их развития (особенно в период цветения), а также не уплотнять почву ходовыми частями машин и механизмов, оставляя её всегда рыхлой и плодородной (с учётом, конечно, внесения минеральных удобрений). Проект такой техники – АМАК-систему – я предложил в 1977 году и получил на эту систему 13 патентов на изобретения. Этот проект я представлял и в ВАСХНИЛ (ныне Россельхозакадемия при РАН), и в ЦК КПСС, и в Госкомитет СССР по науке и технике, докладывал в Минсельхозе. Проект не критиковали, но и не поддерживали. И в последние 27 лет в новой России я обращался к руководителям страны (Ельцину Б.Н., Путину В.В. и Медведеву Д.А.) – точно так же безрезультатно.

 

Принципиально новую высокопроизводительную технику для земледелия на основе современных достижений науки и техники, по статусу российского государства, должны разрабатывать специализированные НИИ и КБ Россельхозакадемии при РАН. По каким-то причинам не они предложили АМАК-систему, а инженер-одиночка из незаметного сибирского вуза. Может быть дело в неудовлетворённой профессиональной гордости, ущемлённом престиже Россельхозакадемии? Изобрети они АМАК-систему – и шуму было бы много, и в прессе не счесть публикаций, и диссертации новые писались бы, и финансирование нашлось бы. А поскольку ни Россельхозакадемия, ни РАН к проекту АМАК-системы не имеют никакого отношения, то и в утверждённом ФАНО (федеральным агентством научных организаций) при Правительстве России перечне актуальных направлений научно-технического развития России проекта АМАК-системы нет (перечень рассмотрен и утверждён 02.03.2016). Отсюда следует, что для Правительства России АМАК-система не актуальна. Не заинтересовались АМАК-системой и за рубежом. С момента появления проекта АМАК-системы (1977 год) на сегодняшний день (2018 год) прошел 41 год, а нет даже опытного экземпляра. Проект АМАК-системы ждёт своего первого спонсора. Имя его пока не известно. Либо правительство какой-либо страны возьмётся за реализацию моего проекта.

                                                        Ю. Жуков, 22.01.2018

 

 

 

Сайт Жукова Ю.Н.

Создан 23.06.2016

 

АМАК-система

Проект заводского земледелия

   Задавайте любые вопросы - отвечу, пишите на мой e-mail: yunzh@mail.ru